Какой орган вырабатывает иммунитет

Уже две недели можно наблюдать, как Венгрия кашляет, задыхаясь в спазмах удушающего, ядовитого, вирусно-простудного оранжевого угара.

И пока озадаченные обозреватели изумленно почесывали лысины и протирали платочками запотевшие от внезапного недоумения очки, пытаясь ответить ждущему объяснений европейскому обывателю – что это за напасть такая завелась у них в европейском организме, и отчего она… Как надрывно, в два голоса в Польше закашлялись два брата-демократа. Два самых что ни на есть верных борца за демократические свободы и прочие либеральные ценности во всей восточной Европе и далее (по заветам надменной шляхты) на восток «от моря до моря».

Интересны появившиеся данные последнего опроса. Они говорят, что 70% поляков – жителей больших городов — также высказываются за отставку правительства.

Но самое интересное даже не в том, что при всех внешних различиях венгерского и польского кризисов бросается в глаза явно стандартный механизм его запуска (внезапное обнародование ЧЕГО-ТО, а «компромат» это или нет – не так важно, главное, чтоб ЭТО было с налетом «секретности» которую скрывали от народа), хоровой, словно отрепетированный заранее, словно проплаченный, дружный ВЗВЫВ всех СМИ, — и толпы молодых оболтусов на улицах с плакатами и призывами (либо, как вариант — с палками и бутылками).

Скажу больше, главное даже не в том, что весь набор этих стандартных инструментов реально, как оказалось, работает. И работает даже там, где ему, вроде бы, делать то и нечего. Ведь, по идее (как нам, сиволапым, многажды было объяснено), «оранжевые технологии» были в теории «заточены» для свержения всяческих нехороших тоталитаризмов и прочих диктатов, дабы раз и навсегда «угнездить» на месте очередного прежнего «антинародного режима» так необходимую всему прогрессивному человечеству госпожу демократию. Для наступления немедленной последующей благодати, само собой.

И потому вовсе не то пугает сегодня старушку-Европу, что ни в одной из стран, где прошла победным шествием «оранжевая эпидемия» с благодатью как-то не заладилось. Европе на это дело глубоко начхать. Европу сегодня волнует вовсе другое – то, что «оранжевая зараза» вполне приживается то на одном, то на другом членах, страшно сказать, Евросоюза, никакого отторжения у них не вызывая. Неожиданно для Европы выяснилось, что как раз у нее-то самой иммунитета к оранжевой заразе и нет.

Здесь необходимо отметить знаковую, принципиальную вещь.

Одно из двух – или страны, члены Евросоюза, такие как Венгрия и Польша, как выяснилось, никакими демократиями на деле вовсе не являются (Ведь сказано было СВЫШЕ: оранжевые технологии – это только инструмент установления настоящей демократии через народное волеизъявление. Что же получается – коль они в Польше и Венгрии работают, то, стало быть, СЕЙЧАС там демократий, получается, и нет вовсе?! Как же так? А что там тогда такое, спрашивается? И что они тогда вообще в ЕС делают??)

Либо — второй вариант: оранжевые технологии вовсе не инструмент для чего-то. И все разговоры о какой-то там демократии с самого начала были пустой болтовней для плебса. Это – ПРОСТО инструмент. Как топор, например. Топором можно колоть дрова для печки. Можно, вращая им над головой, отбиваться от злодеев-супостатов. А можно разломать в щепы дверь на крыльце большого европейского дома, чтобы, ворвавшись, в пьяном угаре начать крушить старинную мебель и дорогой хрусталь. Все зависит от того – у кого в руках этот инструмент – топор то есть – окажется. Ведь, как показали события в Венгрии и Польше, махать топором оказались сподручны любые оппозиционеры, без разницы – будь они с правой (как в Венгрии) или с левой стороны (как в Польше, потому что «правее» политиков, чем братья Качиньские, в нынешней Польше, пожалуй, и не сыскать).

Но, все-таки, мне представляется, что сравнение «оранжевого инструментария» с топором не до конца точно. Потому что топор – это инструмент для одного, а не для толпы. А оранжевая отрава действует оболванивающе как раз на массы, превращая их в толпу, послушную (не понимая этого) чужой воле. И выпущенный многажды из бутылки клубящийся оранжевый джинн более всего напоминает отравляющее химическое облако.

А это уже серьезно. Ведь в этом случае перед Европой вырисовывается куда как неприглядная картина – иммунитета, как оказалось, у старушки к этой заразе вообще нет, а рвануть ядовитые клубы могут, где угодно, — благо, многие шустрые молодчики уже скумекали, что отковырять сургучную пробку с бутылки с веселой этикеткой – куда как плевое дело.

Тут получается примерно как с химическим оружием. Ведь по сей день его недостаточно широко применяют вовсе не из-за гуманизма и человеколюбия воюющих сторон (потому как — ни в какой стране и никогда военные, а тем паче – политики, в подобных слабостях замечены не были), но более по тем соображением, что непрактичное это дело. Ведь облако иприта не разбирает, куда ему плыть. Оно тащится, цепляясь за землю, повинуясь лишь действию ветра, и при переменчивой погоде может запросто приплыть не туда, куда хотелось бы его «выпускателям».

Политические ветры – вещь капризная. Итоги собственной амбициозной дурости сегодня Европа и начинает полной грудью вдыхать.

Ведь что по сути получилось? А получилось то, что в течении нескольких лет подряд Европе демонстрировалось яркое, красочное, молодое и задорное ШОУ под названием «оранжевые революции». Что показательно – особенно усердно сей продукт «впаривался» странам Европы Восточной (как «европейцам», но… несколько еще несмышленым). Вбивались вкусные, как реклама гамбургера, и возбуждающие, как романтические страсти на Майдане, клише: «оранжевая стихия» это здОрово и здорОво. И это правильно, потому что – демократично. В итоге, народ (который творец истории) стал воспринимать оранжизм самым простосердечным образом. И особенно этим прониклась «ново-европейская» молодежь, которой почему-то не досталось от Европы тех самых кусочков ожидаемой, вроде бы как чего-то должного, благодати. Время шло, ничего не менялось, а им, юным младо-европейцам, тоже хотелось вот так же, как им показывали, радоваться на площадях, кого-то любить, кого-то низвергать и хоть на что-то влиять.

И случилось то, что должно было случиться. Уже зараженные оранжевым туманом иллюзий, они готовы были на действия. И тут было совершенно неважно – кто откупорит тот самый сосуд, кто сорвет сургучную печать ЗАКОННОСТИ. Так получилось — если власть поступила нечестно (или ее обвинили в том, что она поступила нечестно), это служит достаточным основанием для отказа от формальных процедур и перехода к не обозначенным ни в каких законах революционным действиям.

И сейчас большим европейским дяденькам весьма трудно этому возразить.

Ведь получается, что если власть в принципе можно трогать руками, если вопрос о власти в принципе можно решать на улице, причем, как было разъяснено применительно к Сербии и Украине (просмотр европейских телеканалов в ноябре-декабре 2004 года мог любого сомневающегося утвердить в мысли, что так решать и можно, и нужно), что дело это не только дозволенное, но и похвальное. Когда с усердием, достойным лучшего применения, ломалось жесткое табу на уличное решение вопроса о власти, сокрушители запретов, очевидно, предполагали, что где надо, там табу будет сломано, а где не надо, к нему по-прежнему будут относиться с величайшим почтением. То, что прецедент «Теперь можно!» способен иметь универсальный характер, в голову законодателям Европейских политмод вовсе, получается, не приходило.

Мы живём в интересное время. Сейчас, в условиях не разваливающегося, нет… не умирающего… скорее – стареющего евростандарта, когда снято жёсткое табу на уличное решение вопроса о власти, а евроразочарование в Восточной Европе продолжает нарастать, осталось дождаться, что оранжевые карнавалы продолжат своё победоносное шествие. И не только по столицам Европы Восточной.

В недалеком будущем это могут быть и Лондон, и Париж.

Однако, остановимся на этом. Остановимся для того, чтобы осмотреться вокруг и спросить, — а что, неужели от «оранжевой чумы» нет спасения? Неужели сегодня в цивилизованном мире нет стран, власти которых обладают иммунитетом к ядовитой, все разъедающей и разлагающей оранжевой заразе?
И тогда мы тут же, широко раскрыв глаза, воскликнем: КАК НЕТ? ТАК ВОТ ЖЕ ОНИ!!

Те, у кого иммуннитет

Все страны, в которых любые, я повторюсь — любые попытки оранжистов разных мастей захлебываются с неизбежностью слепого кутенка, коего безжалостной хозяйской рукой топят в ведре с водой, отмечены одним неизгладимым признаком.
Во всех этих странах «оранжевых кутят» «топит» Лидер. Лидер, способный и принимать решения и донести логику своих действий до народа. Лидер, не боящийся поступить не «как все», но – как, с его точки зрения, дОлжно.

Страны, у которых есть Лидер, могут быть совершенно разными. И их Лидеры могут в качестве исходной БАЗЫ обладать или не обладать природными ресурсами. Страны могут быть большие или маленькими. Эти страны могут быть демократическими по форме, или подчеркнуто тоталитарными. Они могут иметь или не иметь влиятельных политических заступников.

Подставлять названия стран, равно как их ярких лидеров (ярких – вне зависимости от моего к ним личного отношения) не вижу смысла – они и так на слуху. Ради любопытства читатель может сделать это сам, равно как может продолжить список на предмет «или-или».

По большому счету, эти страны могут вообще ничего не иметь. Как Куба. Но у Кубы пока еще есть Фидель…

Все эти страны разные, часто – до антагонизма. Но все они имеют иммунитет от оранжевой заразы.

Возникает вопрос – а имеет ли такой иммунитет сегодняшняя Россия?
Для меня этот вопрос остается открытым. Но…
Давайте будем помнить, что иммунитет – это такая штука, которая вырабатывается.

Другие публикации:

Какие иммуномодуляторы эффективны при герпесе ;
Возможные осложнения скарлатины ;
Как укрепить иммунитет взрослому человеку народными средствами ;

Читайте также: